martis2 (martis2) wrote,
martis2
martis2

Итоги 7 лет патриаршества Кирилла Гундяева.

Достопочтенный "паси овец пастырь", popyaratolsty,
горественно рассуждает о судьбе отечьего Православия:

"Горе вам книжники и фарисее, лицемеры..
Я прекрасно понимаю, что этим материалом встаю на скользкую дорогу противления, за что, возможно буду презираем и даже гоним, от собратий и начальства, но.., как говорится, и говорить нельзя, но и молчать больше невозможно.
Состояние моей Церкви пришло в крайне удручающий упадок. Пафос, ложь, очковтирательство, поборы с подведомственного духовенства, расцветшая открытая голубизна кресто и панагие-носителей, удушение приходской общинной жизни, абсолютно неоправданное разделение епархий, увеличение церковно-административного аппарата втрое, соответственно втрое увеличились поборы с приходов,.. Сергианство, как ложь и соглашательство, угодливое виляние хвостом на любой чих светских властей и чиновников, "Эффективные менеджеры" вместо пастырей и отцов, выколачивающие всеми правдами и неправдами деньгу с подведомственного духовенства и прихожан, поиск "предателей в рясах", липовая отчетность... Вот чем запомнится потомкам этот позорнейший понтификат Патриарха Кирилла Гундяева. За время патриаршества этого человека РПЦ стремительно несется в пропасть. Дворцы, яхты, непомерно раздутое тщеславие, уровень епископской жизни, который не позволяют себе многие губернаторы... Больно и неудобно говорить об этом, но из Третьего Рима мы, всего за пять лет стали вторым Содомом.
Назрела ситуация, когда нужно созывать Собор для суда и низложения нынешнего Московского Патриарха и его "эффективных менеджеров", дорвавшихся до церковной кормушки и власти. В противно случае мы стремительно приблизимся к концу, когда никакая липовая отчетность о открываемых тысячах приходов уже ничем не поможет. Судьба когда-то сильной и богатой Карфагенской Церкви, увы, для нас вполне реальна"
Отсюда

А вот оценка от протодьякона Андрея Кураева diak_kuraev

1. За прошедшие семь лет слово «миссия» было скомпрометировано как никогда. Священники и миссионеры запуганы. Многие ушли из СМИ и социальных сетей. Слово «миссия» стало синонимом «военно-патриотического воспитания молодежи». Дети и молодые люди – объектом фотографирования для отчетов. Реальная миссия придушена ее имитацией.
При этом скандалы, сопровождающие данный понтификат, весьма затрудняют реальную миссионерскую работу. Ее скорее приходится строить по декамероновскому принципу «несмотря на…».

2. Внутрицерковная дискуссия. Постоянное давление на Правмир, запрет на общение с прессой игумену Петру Мещеринову и протоиерею Георгию Митрофанову, изгнание проф. Зубова (даже из алтарников храма, где он пономарил 25 лет), увольнения: архимандрита Сергия Говоруна, меня, Чапнина, протоирея Вс. Чаплина...
Это всё поощрение к внутрицерковной дискуссии?
А самим кочетковцам не пришлось ли расстаться с доцентом своего института Карацюбой после ее выступлений в защиту пусек?
Дискуссии нонче можно вести, только если предварительно отползти на безопасное расстояния от эпицентра власти…
Особенно впечатляет панегирик Межсоборному Присутствию именно в те дни, когда должен был бы иметь место пленум этого собрания. Поначалу именно эти пленумы предшествовали архиерейским соборам. На этот раз обошлись без этой формальности.

3. Общинная жизнь. Даже в приведенной цитате из патриарха видны ее разрешенные границы: «На приходах должна быть правильно поставлена работа по приобщению к общине тех, кто только-только входит в храм». То есть мирянам дозволяется катехизировать других мирян. Об общинном самоконтроле своей собственной жизни и речи нет. Нет реальных приходских собраний, нет финансовых отчетов и контроля над денежными потоками в церкви. Это все равно что заводское самоуправление свести к выпуску стенгазеты сотрудниками заводского буфета. А умножение числа епископов гарантированно морозит ростки общинной жизни и самостоятельности в городских приходах.

4. «Усилия для государственной аккредитации духовных вузов», то есть ломка традиции ради болонский стандартов была предпринята против воли Ученых Советов Академий. Плюсы незаметны. Путаница налицо. Из учебных планов вымываются церковно-богословские дисциплины. В частности - за эти годы в МДАиС в три раза сокращены часы на Миссиологию.
А госаккредитации все нет... Как и внятного ответа на вопрос: а зачем она вообще нужна. Нет, епископам она нужна, чтобы перестать тратить деньги на семинарии. Это понятно. Но зачем Церкви быть столь зависимой от государства в столь деликатном вопросе?
Идея с Аспирантурой была хороша, но это уже давно не любимая игрушка патриарха. По замыслу, напомню, именно там должны были выращиваться епископы. Но епархии стали дробить – и в итоге толпа ПТУ-шников обзавелась панагиями. Да и, говорят, в самой аспирантуре защищаются диссертации, лишь принесенные туда со стороны, а не тех, кто очно учится в ней (http://diak-kuraev.livejournal.com/1092787.html - второй комментарий).
А бурный всплеск сысоевцев и энтеобразных – это тоже успехи «богословского образования»?

5. Дробление епархий. Вновь скажу: общинная жизнь не выдерживает соседства с большими начальниками. Не по характеру оных, а по сути. Для епископа городской приход с крупной общиной есть источник крупных доходов, в который он ставит настоятелем или себя или своего клеврета. И никакая «демократия» ему тут не нужна. Да и по сути: Патриарх строит вертикаль власти, давящую на приходы.

6. «Трезвенная оценка истории репрессий». Предыдущий Патриарх не говорил комплиментов сталинскому периоду. А вот патриарх Кирилл постоянно говорит, что идеал этого периода есть «социальная справедливость». И, конечно, итоговая оценка т. Сталина оказывается позитивно-взвешенной: «Успехи того или иного государственного руководителя, который стоял у истоков возрождения и модернизации страны, нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отмечен злодействами. Нужно уметь различать духов. И там, где проявлялись воля, сила, интеллект, политическая решимость, — мы говорим: «да, несомненные успехи», как и в случае с победой в Великой Отечественной войне. А там, где были кровь, несправедливость, страдания, мы говорим, что это неприемлемо для нас, людей XXI века. Мы себя не отождествляем с этими кровавыми страницами. Мы отдаем эти исторические персонажи на суд Божий».
Ранее "кровавые страницы в истории церкви" назывались "мученическими страницами". И Церковь (даже растолстевшая в мирные годы) именно с ними себя отождествляла и ими себя оправдывала. И что толку в эпизодическом осуждении репрессий, если в целом все равно ставится большой плюс.
Про бурный ренессанс «православных сталинистов» именно во время нынешнего понтификата я уж молчу.

7. «Стремление к миру» есть у любого человека, оказавшегося «на горе»: к миру, фиксирующему статус кво. Не было в мире большего миротворца, чем Гитлер после захвата Польши и Франции.
Но бывает мир живой – учитывающий разнообразие мнений и интересов, мир диалога. А бывает мир цементированный, в котором нет диалога, а есть только спускание приказов от вершины к подножию. Все в пассиве, все терпят, все молчат. И это тоже мир. Но без диалога. С каждым годом правления Святейшего Патриарха Кирилла (многая ему лета!) возможности внутрицерковного диалога лишь сужались.

http://diak-kuraev.livejournal.com/1097685.html
Tags: РПЦ, темная сторона Церкви
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments